Марина Дубкова: “Cколько языков ты знаешь, столько раз ты артист” “Истории с языками” – интервью с известными людьми

В очередном выпуске онлайн проекта “Истории с языками” о том, как полезно, понимать и говорить на иностранном, Polyglot общается с актрисой Мариной Дубковой, уверенно нацеленной на Голливуд.

Marina-Dubkova

   Марина Дубкова – молодая российская актриса со знанием трёх иностранных языков. У неё, как и у Жанны, о которой мы писали ранее украинские корни. Сценой увлеклась в детстве. Ещё живя в Киеве, занималась танцами и училась в музыкальной школе, но на театральных подмостках впервые попробовала себя, переехав в Москву. После школы некоторое время Марина работала в Музыкальном Театре Юного Актёра, позже закончила актёрский факультет в РАТИ-ГИТИС. Сейчас она ведущая актриса московского театра “Et Cetera” под руководством Александра Калягина, снимается в российском кино и сериалах, мечтает о Голливуде.

 – Марина, насколько серьёзны твои намерения попробовать силы за рубежом?

– Честно говоря, я очень амбициозный человек. Хоть наша профессия и подневольная, мы по большому счёту, сидим и ждём, когда нам что-то предложат, но в моих силах налаживать сеть полезных контактов, чем я и занимаюсь. Я нашла выходы и в Голливуд, и в Европу – выходы реальные и замечательные. Но, как бы ни грустно было об этом говорить, а мне очень грустно об этом говорить, в связи с нынешней политической ситуацией и тем, что у меня российский паспорт, в ближайшие годы для меня эта дорога закрыта. И это при том, что меня уже отобрали в одно из лучших агентств Голливуда. В связи со сложившейся ситуацией, остаётся только успокоиться и ждать своего часа. Я вне политики совершенно, поэтому обидно, когда тебя всё это касается.

– Неужели политическая обстановка в мире так сильно влияет на российское искусство?

– Влияет. В России финансовая ситуация осложнилась, и, в первую очередь, страдают те отрасли, которым страдать не обязательно, на мой взгляд. Мы наблюдаем, как теряют финансирование сериалы, кинопроекты. В разы стало всего меньше сниматься, люди сидят без работы. На телевидении месяцами не платят деньги. Мы все сильно надеемся, что это очень скоро прекратится. 

– Тем не менее, ты снялась в нескольких популярных сериалах – в «Универе», «Паутине». Скажи, нравится работать в современной телеиндустрии? Говорят, это очень тяжело: сжатые сроки, смены по 12 часов…

– Я не скажу, что это непомерный труд, просто некоторые студии поставлены в такие жёсткие финансовые и временные рамки, что нет возможности сделать несколько дублей или порепетировать с актёрами сцену, прежде чем её снимать. Следовательно, очень заметно страдает качество. Нам ещё работать и работать, чтобы приблизится к стандартам Голливуда. В плане организации, профессионализма мы отстаём на десятилетия от западных коллег. На западе это поставлено именно как промышленность, благодаря чему всё работает слажено и люди не тратят время не понятно на что. Актёр появляется на площадке только тогда, когда уже всё готово: выставлен свет, всё решено, на камеры установлены нужные объективы. Поэтому всё гораздо продуктивнее происходит. Мы только учимся так работать. Есть, конечно, настоящие профи и у нас, но есть и те, кто только учится. 

Тем не менее, у каждого всегда есть возможность честно делать своё дело. Я знаю актёров, которые пренебрежительно относятся к работе в сериалах и позволяют себе компромиссы. Например, некоторые не учат роли, изобретают способы незаметно подглядывать в текст. Но, если ты лично для себя ставишь высокую планку, то в работе любого уровня ты останешься профессионалом. И когда придёт время серьёзного проекта, будешь в хорошей форме и сможешь выполнить сложную задачу, а сделав это, в первую очередь, зауважаешь сам себя и вызовешь уважение у окружающих.

– Современные актёры на кинорынке, по сути, являются фрилансерами. Они сами или с помощью агентов ищут себе проекты и подходящие условия работы. Тебе как профессионалу комфортно в таком постоянном поиске или же удобнее в театре, где репертуар известен на год вперед и объём работы, в общем, предсказуем?

– Мне очень комфортно в свободном полёте, потому что это открывает очень много перспектив, даёт новые знакомства с людьми из совершенно неожиданных сфер, которые впоследствии могут быть тебе полезными и очень интересными для общения, ты можешь подружиться с ними. В театре имеет место некая «кабала», хотя есть и определённая стабильность, что тоже важно, особенно для мужчин-актёров, которые должны кормить свои семьи. На фоне общего экономического шторма, в театре всё-таки постоянная зарплата и какие-то роли у тебя есть.

Что касается меня, то я удачно совмещаю театр с другими проектами. Мне удаётся поддерживать прекрасные отношения и с коллективом, и с Калягиным (руководитель театра «Et Cetera» – прим. автора). Я очень благодарна судьбе, за то, что попала в этот театр, и людям, которые дали мне возможность здесь работать. А что касается кино, телевидения, рекламы – это всё фриланс. Есть агент, предлагающий какие-то варианты, а ты соглашаешься или не соглашаешься. Это очень интересно и, действительно, очень большой выбор предложений. 

– А приходилось ли применять свои лингвистические знания в профессиональной деятельности?

– Я считаю, что язык – это один из главных инструментов, которым надо владеть… 

– Насколько я знаю, ты владеешь не одним таким инструментом. Помимо английского ты учила польский, итальянский…

– Английский у меня лучше всего, потому что я его учила дольше. Итальянский – базовый уровень. Я в своё время на несколько месяцев ездила в Италию работать и практиковать язык, благодаря этому и выучила. Язык в среде осваивается семимильными шагами – это я на себе испытала. А польский начала учить, потому что планирую в Европу внедряться, не смотря ни на что, и именно через Польшу, поэтому базовые знания польского языка тоже есть.

Что касается работы, то недавно всемирно известный немецкий режиссер Петер Штайн ставил в театре «Et Cetera» “Бориса Годунова”. И мне повезло играть главную героиню Марину Мнишек. Я лично со Штайном общалась на английском. И хотя была у нас на репетициях замечательная переводчица, всё же бывали моменты, когда проще было друг с другом поговорить напрямую. Так ты не проходишь через третьи руки и сразу понимаешь, что хочет сказать режиссёр, схватываешь дополнительные нюансы.

– А разница в менталитете не препятствовала взаимопониманию между русскими актёрами и немецким режиссером?

– Он приехал со своей авторской группой: композитор – его, осветитель – его, костюмеры все – его, декораторы. И было такое странное впечатление, как будто наш театр на несколько месяцев просто попал под немецкое иго. И когда из зала доносилось режиссёрское “шайзе” (смеётся), где-то на генетическом уровне ощущалось это историческое противостояние. Но это шутка, конечно, а если серьёзно, то, пожалуй, некоторые сцены русский режиссёр поставил бы по-другому, возможно, более темпераментно.

– Твоих знаний языка достаточно, чтобы сыграть в англоязычном фильме, как ты чувствуешь? Если прямо завтра позвонят и пригласят.

– Конечно. Хоть и пришлось бы проделать много домашней работы, чтобы как следует усвоить англоязычный текст. Но я бы точно смогла изъясняться с режиссёром на площадке, понимать, что он хочет от меня, предлагать какие-то свои варианты, поэтому да, я готова. Я стараюсь поддерживать уровень знаний языка постоянно, потому что навык имеет свойство утекать, и словарный запас истощается, и грамматические ошибки начинаешь допускать. А ещё среда очень много значит. Поэтому, если поехать на съёмки в страну, где говорят на английском, то недели вполне хватит, чтобы привести свои речевые навыки в “боевую готовность”. 

– Русским актёрам сложно попасть “в обойму” за рубежом?

– Знакомая коллега, которая работает в Голливуде, рассказывала, как ей нужно было сыграть в трёх массовках, ради того, чтобы получать роли второго плана. Это такие правила неписанные, через которые проходит каждый новый актёр, чтобы подтвердить определённый профессиональный минимум. И уже имея такое минимальное портфолио, можно претендовать, на что-то более серьёзное.

Есть еще такая “карма” у российских актёров за рубежом – их привыкли видеть в роли официантов, проституток, бандитов, задействовать как шаблонных персонажей. Потому что у них есть характерный акцент иностранный. Кому-то удаётся преодолеть такое предвзятое отношение, а кто-то остаётся в этом амплуа и довольствуется им.

Я считаю, что если ты не оставляешь попыток, то рано или поздно придёшь к цели, а если не стараешься, то возможно тебе это и не нужно.

– Что скажешь о проекте Polyglot?

– Безусловно нужный и полезный. Хорошая идея объединить лингвистов. Желаю Вашему сайту развития и процветания.

Роли Марины Дубковой в театре:

  • Эвридика, “Орфей”, по пьесе Жана Кокто, режиссер В. Скворцов;
  • Оленька, “Драма на охоте”, по А. П. Чехову, режиссер А. Яковлев;
  • Принцесса Камилла, “Тайна тётушки Мэлкин”, режиссер А. Серов;
  • Фея, “Звездный мальчик”, по сказке О. Уайльда, режиссер Г. Брегадзе;
  • Марина Мнишек, “Борис Годунов”, режиссер П. Штайн;
  • Птица-Дама, «Птицы», режиссер Г. Черепанов.

Роли Марины Дубковой в кино:

  • Эпизодическая роль, телесериал “Ненастоящий полковник” (2008);
  • Эпизодическая роль, телесериал “Паутина 2” (2008);
  • Ольга, телесериал «Универ. Новая общага» (2011);
  • Елена Полякова, телесериал “До суда” (2011).

         Ряд других сериалов.

Беседовал Валерий Гриценко. 

“Истории с языками” – это цикл интервью с известными людьми. Данный проект принадлежит сайту 2Polyglot (международная площадка для лингволансеров (лингвистов-фрилансеров), которая объединяет переводчиков, копирайтеров, репетиторов, гидов, помогая им зарабатывать, и тех, кто нуждается в их услугах).

Перейти на сайт 2Polyglot ->

© Polyglot

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *